четверг, 17 ноября 2011 г.

Об антиженском заговоре

Исследователи не хотят или боятся обратить внимание на то, что идеологами и элитой современной т.н. «индустрии красоты» являются гомосексуалисты – то есть люди, в лучшем случае не испытывающие влечения к женщинам.

Отчего именно голубые встали в двадцатом столетии на раздаче сертификатов красивости – объяснимо. В то время как мужчины нормальные выбирали профессии мужские, требующие силы, мозгового штурма и сулившие власть – гомосексуалистов тянуло к оборочкам, эстетству и тусовке.

В результате никто и не заметил, как женщин с женственными фигурами объявили «не выглядящими» и «не смотрящимися», а их место на подиумах и даже в фотостудиях заняли существа, гораздо сильнее напоминающие Буратино, чем Коломбину.

Причина очевидна: гомосексуалисты понятия не имеют о собственно женской красоте (имеющей четкое, если можно так выразиться, практическое измерение). У них свой идеал эротической привлекательности – худенький паренек с «плечиками», «глазищами», «и чтоб дичился». Достаточно бросить один взгляд на телевизор, по которому идет фэшн-ТВ, чтобы понять, кого эти эстеты путем мучительных вивисекций делают из женщин.

Вместо красоты эстеты смогли подарить женщинам лишь красивость. Для гомосексуалиста женщина такой же абстрактный объект, как натюрморт или чучело попугая – поэтому изукрашенные ими жертвы напоминают одновременно и то и другое. Там, где оформление должно подчеркнуть женственность, в несчастных воткнуты петушиные перья, чтоб «смотрелось» и «выглядело». (Кстати. Когда этот, с позволения сказать, идеал проник в порнографическую индустрию – малые экраны наполнили силиконовые метеозонды и неснимаемые сандалии с мега-каблуками. Насколько ужасное впечатление несообразности производят их обладательницы вблизи – знает каждый, кому случалось иметь с ними дело. Впрочем, об этом мы поговорим в другой раз).

Таким образом, сегодня мы имеем два совершенно противоположных канона женской красоты. Один – официальный, не имеющий к реальной красоте никакого отношения. Разумеется, вивисектированные до моделей женщины не могут быть объектами длительной привязанности – для этого у них недостаточно привлекательности и слишком изувеченная психика.
Второй – подпольный, обзываемый вежливо «эротическим» – соответствует мужскому представлению о женской привлекательности. Однако он почти не имеет коммерческой ценности, и ему позволено существовать лишь в давно маргинализованном искусстве живописи.

Полностью на http://ab-pokoj.livejournal.com/20018.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий